Радикализацию Афганистана нельзя исключить

Filed under Вокруг нас, Новости

Омар Нессар

Омар Нессар

Росбалт

Эффективный контроль над Афганистаном почти невозможен без военно-политической и экономической поддержки извне. При этом высока вероятность радикализации страны после вывода большей части войск НАТО в 2014 году. О том, какие вызовы это несет для России, в интервью ИА «Росбалт» рассказал директор Центра изучения современного Афганистана Омар Нессар.

— Государства, чьи армии приходили в Афганистан, имеют в чем-то схожую судьбу. В 1919 году свои войска была вынуждена вывести Великобритания, признав независимость Афганистана. Спустя 70 лет оттуда уходили уже советские войска. В 2014 году начнется вывод значительной части войск НАТО во главе с американцами. На ваш взгляд, почему ни одной стране так и не удалось закрепиться в Афганистане?

— Как показывает история, осуществление длительного внешнего контроля над Афганистаном крайне сложно или даже невозможно. Прежде всего, в технологическом плане. Это связано не только со сложной структурой межрегиональных интересов и не менее сложным этническим укладом афганского общества, но и географическим расположением страны. Труднопроходимая местность и горы делают крайне сложным любой контроль над границами Афганистана. Южные и восточные рубежи страны, за которыми уже традиционно располагается инфраструктура антиправительственных сил, в 80-х годах прошлого века представляли угрозу для советских войск. C этих же рубежей сегодня исходит угроза официальному Кабулу, а также войскам США и НАТО.

Афганская история показывает, что осуществление внутреннего контроля над страной возможно либо с помощью признаваемого всеми афганцами традиционного общественного или государственного института, выступающего, прежде всего, в роли арбитра (Лойя-джирга, королевская власть), либо через практики диктаторских режимов вроде «коммунистов» и «Талибана». Впрочем, как показывает практика, формирование системы относительно эффективного внутреннего контроля над Афганистаном невозможно без внешней военно-политической и экономической поддержки.

— Каковы достижения этой натовской кампании и в чем ее основные провалы?

— За 13 лет пребывания в Афганистане коалиционных войск, возглавляемых США, произошли определенные перемены, главной из которых стало свержение режима талибов. Начало постталибскому Афганистану положила международная Боннская конференция 2001 года, на которой была утверждена «дорожная карта» развития афганского государства после свержения режима движения «Талибан». Суть всех задач, которые Боннская конференция поставила перед международным сообществом, сводилась к трем основным пунктам: формирование государственных институтов в Афганистане, восстановление экономики страны и решение вопросов, связанных с безопасностью. В период с 2001 по 2003 годы большинство поставленных Боннской конференцией задач было реализовано: была утверждена новая конституция Афганистана, избран президент, в стране появился избранный парламент и т.д.

Однако, к сожалению, реализация поставленных задач не дала ожидаемых результатов. Отсутствие безопасности, высокий уровень коррупции, растущий уровень наркоугрозы, отсутствие нормальной судебной системы, обеспечивающей социальную справедливость — это только часть все еще актуальных проблем постталибского Афганистана. Причина такого положения связана с формально-конструктивистским подходом к проблематике афганского кризиса, который доминировал в столицах западных государств. Вероятно, лидеры стран НАТО полагали и были уверены, что выполнение Боннской «дорожной карты» – принятие конституции Исламской Республики Афганистан (ИРА), избрание президента и парламента, формирование других институтов государства, — автоматически гарантирует успех и снимет едва ли не все проблемы в афганском обществе. Однако этот подход оказался не совсем верным. В результате Афганистан сегодня воспринимается региональными странами, в том числе, Россией, как источник угроз.

— Как будут развиваться события в стране после ухода большей части войск НАТО?

— Недавно президент США Барак Обама заявил о том, что после 2014 года США оставят в Афганистане небольшую по численности группировку. В афганской прессе называется цифра в 8-10 тысяч военнослужащих. Вряд ли такая группировка сможет вести активные боевые операции против экстремистов. По официальной версии, главной задачей оставшихся после 2014 года в Афганистане американских военных станет обучение афганской национальной армии. Очевидно, задача по сдерживанию радикальных сил ляжет на национальные правоохранительные структуры Афганистана, к уровню боеспособности которых эксперты относятся пока скептически. Так или иначе возможность радикализации страны с непредсказуемыми для всего региона последствиями нельзя исключать.

— Как после этого изменится позиция США в регионе Центральной Азии?

— На протяжении последних лет, с тех пор как США и НАТО объявили о своем решении вывести из Афганистана основные части своих сил, одним из главных вызовов для центральноазиатских стран и России стала ситуация неопределенности. Ситуацию сделало тупиковой продолжение напряженности между Кабулом и Вашингтоном вокруг подписания соглашения по безопасности, предусматривающего в частности правовой статус американских войск после 2014 года. США неоднократно грозили полностью вывести войска в случае отказа Хамида Карзая подписывать соглашение в намеченное время, однако до настоящего времени это больше напоминало политический блеф.

Уступчивость Вашингтона показывает, что США на данный момент придают Афганистану большое значение и не готовы оставить эту страну. Впрочем, планы Вашингтона оставить в Афганистане небольшую по численности группировку в совокупности со стремлением получить правовой статус для своих военно-воздушных баз говорят в пользу версии о том, что после 2014 года приоритетом США в регионе вряд ли останется борьба с терроризмом.

— Что для России может означать такое развитие событий в регионе?

— Вывод западных войск из Афганистана начался на фоне существующих острых угроз экстремизма, что поставило ряд государств региона, в том числе, страны Центральной Азии, в трудное положение. Ситуация осложнилась еще и тем, что именно в это время обстановка на севере Афганистана резко ухудшилась. Очевидно, перспективы вывода основной части боевых сил западной коалиции из Афганистана после 2014 года заставят лидеров стран Центральной Азии искать новые формы кооперации в борьбе с террористическими организациями, механизмы поддержания региональной безопасности без использования ресурсов НАТО и США.

Впрочем, некоторые эксперты уверены, что в ближайшие пять-десять лет, независимо от развития ситуации в ИРА, мы станем свидетелями крупных политических перемен в странах Центральной Азии. Эти перемены связаны со сменой поколений лидеров постсоветских республик и вероятной угрозой социально-политических потрясений, результатом которых станет актуализация угрозы со стороны вооруженных радикально-исламистских групп и движений. Крупные политические потрясения в Центральной Азии помимо дестабилизации ситуации в регионе могут привести к наплыву большого потока беженцев в Россию. Происходившие в прошлом году в России инциденты на межнациональной почве показали неготовность российского общества к большому наплыву беженцев. Это означает, что России и странам региона необходимо быть готовыми к возможному решению проблем по их месту возникновения – то есть в Центральной Азии.

— Как Центр изучения современного Афганистана, которыйвВы возглавляете, участвует в развитии отношений между РФ и Афганистаном?

— Основным направлением деятельности нашего Центра является мониторинг политического процесса в Афганистане. С этой целью мы проводим различные конференции, семинары и полевые исследования, в которых участвуют наиболее авторитетные представители афганского экспертного сообщества. Общими усилиями мы реализуем цельный ряд проектов, направленных, в том числе, на поднятие на новый уровень российско-афганских отношений, что выгодно и полезно народам обеих государств. Одним из таких проектов стали ежегодные пресс-туры, в рамках которых афганские журналисты посещают Россию, встречаются с российскими коллегами и получают уникальный опыт не только профессионального, но и личного общения. Миссия нашего центра – способствовать пониманию российской стороной реалий современного афганского политического процесса, создание формата постоянного диалога между экспертными сообществами Москвы и Кабула, без чего невозможно возникновение устойчивого и конструктивного взаимного доверия между афганскими и российскими политиками, общественными деятелями, лидерами общественного мнения.

Беседовала Татьяна Хрулева

Источник: Росбалт

Понравилась статья? Поделитесь с друзьями:
  • Одноклассники
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook

One Response to Радикализацию Афганистана нельзя исключить

  1. пора признать

    государство афганистан давным давно перестало существовать. есть территория, называемая афганистаном, ничья территория. вот и пытаются ее прибрать к рукам то одна страна то другая. закончится все как и до этого все заканчивалось: рано или поздно эти страны договорятся и поделят эту территорию, а если местному населению это не понравиться и оно не захочет жить по установленным правилам, то его просто не станет. и ничего ни талибы ни какие другие не смогут сделать. за каждой группировкой в афганистане обязательно маячит тень какой-нибудь страны. а все эти рассуждения на счет будущего афганистана и его места в мировом сообществе это все блеф.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>