Центрально-азиатские исламские группировки. (цели и задачи)

Filed under Вокруг нас, Новости

large_fe1261f337[1]Азамат Тугелов

Pro-kg.com

Какие силы угрожают Центральной Азии террором и радикальным исламом? Вот какие данные приводит эксперт по повстанческим движениям Джейкоб Зенн из американского фонда «Наследие» (The Heritage Foundation),с которым он выступил на слушаниях в Конгрессе.

-Центрально-азиатские исламистские группировки боевиков сейчас сильнее, чем они были когда-либо прежде. Многие группировки сформировались в 1990-х, но их бойцы стали более закаленными в боях против Соединенных Штатов и афганской и пакистанской армий в течение последних двенадцати лет. Одна большая разница между центрально-азиатскими исламистскими боевиками 1990-х и сегодняшними заключается в том, что сегодня они питают ненависть к Соединенным Штатам после противоборства с ними с 2001 года.

Одна из группировок боевиков под названием «Джунд аль-Халифа» (Jund al-Khilafa, «Армия халифата»), которая была создана тремя казахами, заявила о себе летом 2011 года,выпустив серию из трех видео о том, как ее члены совершают нападения на силы Соединенных Штатов в Хосте, Афганистан. В октябре 2011 года «Джунд аль-Халифа» начала свою первую серию нападений в Казахстане. Для этой группировки нападение на американские войска в Афганистане было своего рода «правом прохода», чтобы вступить в сообщество группировок боевиков до того, как она позже присоединилась к «Аль-Каиде».

Своими врагами группировки боевиков считают светские правительства всех пяти стран Центральной Азии, а также Китай, Россию, немусульман, особенно китайцев и индийцев, которых они рассматривают, как не имеющих религии, и Иран — из-за продвижения им шиитского ислама, что боевики считают отступничеством.

Группировка ИДУ уже репозиционируется в северномАфганистане, где она будет использовать базы для осуществления нападений в Центральной Азии.

Совсем недавно, 21 февраля 2013 года, международные силы содействия безопасности (ISAF) в Афганистанесообщили, что: «Афганские и коалиционные силы безопасности арестовали шестерых повстанцев во время поисковой операции лидера «Исламского движения Узбекистана» в Кундузе. Кундуз находится в северном Афганистане на границе с Таджикистаном. Подобного рода сообщения стали все более распространенными в 2012 и 2013 гг.».

Группировка ИДУ может также координировать нападения в Центральной Азии с ее структурами, уже размещенными там, такими как «Джамаат Ансаруллах» (Jamaat Ansarullah, «Сторонники Бога») в Таджикистане.

Афганским лидерам в северном Афганистане тоже известно о присутствии ИДУ в регионе, особенно с учетом того, что эта группировка часто берет на себя ответственность за теракты, осуществленные смертниками, и за убийства ведущих политиков и вождей племен. Многие лидеры ИДУ являются также региональными лидерами «Талибана» и поддерживают его. «Талибан» исторически имеет слабые позиции в северном Афганистане, который населен преимущественно этническими таджиками и узбеками, а не пуштунами, являющимися ядром этой организации. Поэтому«Талибану» было всегда трудно контролировать северный Афганистан, но ИДУ может помочь ему в достижении этой цели. По словам Мохаммада Омара (Mohammad Omar),правителя в северном Афганистане, ««Аль-Каида» и террористические группировки из Чечни, Узбекистана и Таджикистана» хотят создать базы в северо-восточной части северного Афганистана «для дальнейших действий против центрально-азиатских стран»

Прежде чем отвлечь ресурсы и боевиков от борьбы с американцами и перенаправить их на борьбу с центрально-азиатскими режимами, они будут дожидаться также вывода войск Соединенных Штатов из Афганистана.

Если в Центральной Азии начнется агрессия, то маловероятно, что боевики смогут свергнуть правительства или разрушить светские центрально-азиатские государства. Однако теракты ослабят эти страны, которые итак уже борются с тяжелыми политическими и социальными проблемами из-за медленного перехода к рыночной экономике и демократии. Бомбовые удары боевиков, вооруженные вторжения и вспышки повстанческой деятельности приведут к потерям человеческих жизней и к материальным разрушениям. Но если более широкая миссия по установлению исламского государства в Центральной Азии будет иметь успех, боевики воспользуются растущим общественным недовольством нынешними правительствами в регионе, которых многие люди считают репрессивными, некомпетентными или коррумпированными.

Следующие группировки боевиков являются основными в Центральной Азии:

• «Исламское движение Узбекистана» (ИДУ) и его ответвление «Союз исламского джихада» (СИД);

• «Исламская партия Туркестана» (ИПТ), которая ранее была известна как «Исламское движение Восточного Туркестана» (ИДВТ);

• «Джунд аль-Халифат» («Солдаты Халифата»); и

• «Хизб ут-Тахрир» (Hizb ut Tahrir,«Партия освобождения»).

Несмотря на то, что аналитически удобно разбить центрально-азиатских исламистских боевиков на отдельные группы, многие из боевиков не отождествляются с какой-либо одной конкретной группировкой. Скорее, они отождествляются с более широкой сетью «моджахедов» и могут сражаться одновременно в составе какой-либо из группировок, бригад или ячеек в зоне их военных действий.

434027[1]«Исламское движение Узбекистана» (ИДУ) и «Союз исламского джихада» (СИД):

В конце 1990-х – начале 2000-х боевики ИДУ были вытеснены из Узбекистана в результате силового воздействия Ислама Каримова на исламистских боевиков. Карательные меры против ИДУ и других боевиков усилились после того, как в 1999 году они попытались убить президента Каримова, а в 2004 году осуществили серию нападений на американские и израильские объекты вУзбекистане. Однако, начиная с середины 1990-х боевики смогли разместить базы в Таджикистане, воспользовавшись нестабильностью страны после гражданской войны 1992-1997 гг., и обеспечить свое присутствие в северных областях Афганистана под контролем «Талибана».

В октябре 2001 года, после вторжения американцев в Афганистан с целью искоренения «Талибана» и его союзников, ИДУ нашло прибежище в Пакистане. С 2001 по 2007 гг. группировка создавала тренировочные лагеря в Южном Вазиристане под покровительством полевого командира вазиристанских талибов Маулви Назира (Maulvi Nazir), чьи боевики использовали преимущество гористой местности, чтобы осуществлять перегруппировки и нападать на американские вооруженные силы в Афганистане.

В 2007 году Маулви Назир изгнал ИДУ из Южного Вазиристана в другие части Федерально управляемых племенных территорий Пакистана, отчасти из-за того, что узбекские боевики нарушали местные обычаи и действовали на пуштунской территории, как «оккупационные» силы. Когда где-то в 2009 году ИДУ присоединилось к группировке талибов Байтуллы Мехсуда (Baitullah Mehsud), им пришлось принять приоритеты Мехсуда, первостепенным из которых была борьба с пакистанским государством.

Сегодня ИДУ и пакистанский «Талибан» остаются в партнерских отношениях, при этом узбеки совершают самые дерзкие нападения на пакистанские силы безопасности и такие операции, как теракт в аэропорту Пешавара в декабре 2012 года и организация побега из тюрьмы Банну в апреле 2012 года, в результате которого был освобожден Аднан Рашид (Adnan Rashid), ожидавший смертной казни за подготовку убийства президента Первеза Мушаррафа (Pervez Musharraf) в 2003 году. После побега Рашид признал свою вину в организации заговора с целью убить Мушаррафа, несмотря на то, что годами отрицал это, находясь за решеткой.

Группировка СИД, которая сначала называлась «Группой исламского джихада», была основана в 2002 году в Южном Вазиристане двумя этническими узбеками – бывшими боевиками ИДУ, включая Абу Яхьяма Мухаммада Фатиха (Abu Yahya Muhammad Fatih), известного также под именем Наджмуддин Джалолов (Najmiddin Jalolov). В противоположность ИДУ, уходящему корнями в Наманган в Ферганской долине в постсоветском Узбекистане, СИД сформировался на афгано-пакистанской границе в среде многонационального джихада, объявленного после теракта 9 сентября 2011 года, где Америка определяется в качестве главного врага. Даже если Фатих, может быть, и хотел бы, чтобы СИД сосредоточивался на Узбекистане, изначально эта группировка обращалась с призывом к молодым и интернационально настроенным «зарубежным» боевикам, включая таджиков, киргизов, казахов, уйгуров, немцев и турков, чтобы пополнить ими свои ряды.

После формирования СИД некоторые узбекские боевики в Пакистане продолжили следовать за Тахиром Юлдашем (Tahir Yuldash, или Юлдашевым) – лидером ИДУ со дня его основания в 1998 году до 2009 года, когда он погиб в результате удара, нанесенного американским беспилотным самолетом. Приоритетом Юлдаша было свержение власти «отступников» в Узбекистане и других режимов в «Туркестане» (это название исламисты предпочитают употреблять в отношении Центральной Азии), но боевики СИД были слишком озабочены изгнанием американских вооруженных сил из Афганистана, чтобы фокусироваться на Центральной Азии.

В течение 2000-х годов международная повестка дня СИД приобрела популярность среди боевиков ИДУ, которые, в конечном счете, перестали считать высшим приоритетом освобождение Ферганской долины. Поскольку ИДУ базировалось в Пакистане, власти Узбекистана под руководством президента Ислама Каримова представляли меньшую угрозу для него, чем пакистанская армия или международные силы, ведущие боевые действия в регионе.

Как бы там ни было, Юлдаш был записан на видео, выпущенном вскоре после того, как его убили в результате удара, нанесенного американским беспилотником, в котором он говорил: «Наша цель заключается не только в захвате Афганистана и Узбекистана. Наша цель заключается в том, чтобы захватить весь мир». Здесь поднимается один вопрос, диктовалось ли решение Юлдаша о том, чтобы сосредоточиться на Пакистане, тем, что он хотел заручиться поддержкой «Талибана», а не показать свою истинную цель, сосредоточием которой оставался Узбекистан.

По состоянию на 2013 год, ИДУ действует рука об руку с пакистанским «Талибаном», но посылает людей также и в северный Афганистан, чтобы помочь афганскому «Талибану». Насчитывая несколько тысяч членов разных национальностей, движение является скорее небольшой армией, чем типичной террористической группировкой, с возможностями от совершения терактов до вооруженных вторжений в города и, особенно, в сельские районы, где оно может захватить территорию, как это было в случае с Раштской долиной в Таджикистане в конце 1990-х. Мандат ИДУ – это больше, чем просто Пакистан, Афганистан и Узбекистан; его целью является весь «Туркестан». На самом деле, иногда, по сообщениям, ИДУ называют также «Исламским движением Туркестана».

«Исламская партия Туркестана» (ИПТ) (ранее известная как ИДВТ — «Исламское движение Восточного Туркестана»)

С момента ее создания в 2008 году, ориентированная на уйгуров «Исламская партия Туркестана» (ИПТ) поклялась проводить джихад против «коммунистических китайских оккупантов» Синьцзяна.

Синьцзян является крупной западной провинцией Китая, которая граничит с Россией, Казахстаном, Кыргызстаном, Таджикистаном, Пакистаном и Афганистаном, и известна многим ее мусульманским жителям, как «Восточный Туркестан» — термин, который запрещен в Китае за его сепаратистский подтекст.

Несмотря на то, что имеется незначительное количество свидетельств о фактических операциях ИПТ в Китае, а сама организация остается замкнутой в пределах своих тренировочных лагерей на племенных территориях Пакистана, она пытается дотянуться до большого исламского мира через авторитетный глянцевый онлайн-журнал «Исламский Туркестан» (Islamic Turkistan) и изощренную многоязычную видео-пропаганду, направленную на русскоговорящих жителей Центральной Азии и боевиков из Турции.

ИПТ была известна раньше, как ИДВТ, которое было тогда больше националистическим движением Синьцзяна. Сейчас ИПТ поддерживает более широкие международные цели за пределами этой провинции. В соответствии с двенадцатым выпуском онлайн-журнала «Исламский Туркестан» на арабском языке, который был опубликован на форуме джихадистов в феврале 2013 года (и был также доступен с открытым исходным кодом на сайте jihadology.net), целями ИПТ являются:

Во-первых: Создать религиозное братство мусульман в Туркестане [этот термин джихадисты используется для ссылки на Центральную Азию] для того, чтобы вести джихад ради Аллаха и распространять его слово.

Во-вторых: Подготавливать мусульман в Туркестане и возвращать их на правильный исламский путь; заставить их почитать только Аллаха и исполнять Шариат Аллаха. Это также поможет в объединении мусульман и в возвышении имени и идейного содержания их религии.

В-третьих: Работать и сотрудничать с другими джихадистскими группами по всему миру с тем, чтобы помогать им защищать себя и бить неверных.

В-четвертых: Сотрудничать с лояльными мусульманами и джихадистами в Туркестане и в других местах исламского мира с тем, чтобы защищать его от неверных. Для этого используются разнообразные средства, включая военные, культурные, экономические и т.п.

В-пятых: Защищать исламских святых воинов, поддерживать их и протягивать им руку помощи во всем мире.

Примечательно, что первые два лидера ИДВТ и бывший лидер ИПТ Абдул Шакур аль-Туркистани (Abdul Shakur al-Turkistani) были в высокой степени интегрированы в круги «Аль-Каиды», при этом аль-Туркистани служил в качестве командира «Аль-Каиды» на племенных территориях Пакистана.

Самые крупные нападения ИПТ были совершены 30-31 июля 2011 года в Кашгаре, провинция Синьцзян, Китай. Нападения начались вечером 30 июля, когда на улице, полной пешеходов и продуктовых лавок, посещаемых китайцами-ханьцы, взорвался заминированный автомобиль. Вскоре после этого два уйгура угнали грузовик, убили его водителя, а затем направили грузовик на тротуар и продуктовые лавки и стали наносить людям беспорядочные удары ножом.

31 июля произошло еще одно нападение на популярной у китайцев-ханьцы улице, полной кафе, ресторанов и магазинов. После двух взрывов в одном из ресторанов, десять уйгуров стали стрелять и наносить людям беспорядочные удары ножом, в том числе и пожарникам, которые прибыли, чтобы спасти пострадавших. В течение этих двух дней были убиты, в общей сложности, более десяти гражданских лиц и восемь нападавших, и более 40 человек были ранены. Более подробная информация доступна в статье под названием «В китайской провинции Синьцзян происходит эскалация насилия», которую я написал в сентябре 2011 года для центра борьбы с терроризмом «Сентинел» (CTC Sentinel).

Китай имеет значительные рычаги воздействия на Пакистан,потому что является его самым важным стратегическим партнером; при этом обе страны формируют альянс для уравновешивания Индии. Вполне вероятно, что Пакистан пытался держать ИПТ в узде, чтобы не получить осуждения со стороны Китая за то, что антикитайские боевики получают подготовку на пакистанской территории. Похоже, что США не смогли применить такие же рычаги воздействия на Пакистан, или Пакистан просто был не способен или не желал уничтожать антиамериканских боевиков на своих племенных территориях.

«Джунд аль-Халифат»

Группировка «Джунд аль-Халифат», или «Солдаты Халифата», сейчас базируется на племенных территориях Пакистана, но, по сообщениям, имеет свои ячейки на Северном Кавказе. «Джунд аль-Халифат» вступила на международную джихадистскую сцену через несколько месяцев после того, как в апреле 2011 года Нурсултан Назарбаев выиграл президентские выборы в Казахстане с 95,5% голосов и после того, как Казахстан принял спорный закон о религии.

Сначала в сентябре и октябре 2011 года группировка выпустила видеозаписи трех атак, которые, как она заявила, были проведены ею против сил США в Афганистане в течение лета 2011 года. Вопреки распространенному мнению о том, что «Джунд аль-Халифат» возникла из ниоткуда, в конце 2000-х на Северном Кавказе имелись признаки присутствия казахских группировок боевиков, действующих совместно с «Союзом исламского джихада» и с другими повстанцами. Российский Северный Кавказ, который включает такие нестабильные регионы, как Дагестан и Чечня, находится всего в 483-х километрах от западного Казахстана по ту сторону Каспийского моря. Поток торговли, боевиков и салафитской идеологии с Северного Кавказа в западный Казахстан стал причиной всплеска воинственности в этом регионе страны на протяжении последних лет.

В 2011 году группировка «Джунд аль-Халифат» осуществила, по меньшей мере, три нападения в Атырау, Таразе и Алматы, в то время как в 2012 году ее основная операция была связана с серией убийств, совершенных Мохаммедом Мерой во Франции. Другие нападения в Казахстане были осуществлены салафитами-джихадистами в 2011 и 2012 гг., но эти боевики не принадлежат какой-то определенной группировке. Скорее всего, они радикализировались, получив салафитское образование.

hizb_ut_tahrir-266x300[1]«Хизб ут-Тахрир»

Группировка «Хизб ут-Тахрир» была основана палестинской диаспорой в 1952 году и считает, что каждый мусульманин должен обязательно работать в направлении восстановления исламского халифата, что никакая другая система права, кроме закона шариата, не является допустимой, и что для мусульманских государств является харамом (запретным) искать защиты у Америки или у других «неверных» (неисламских) государств. Деятельность «Хизб ут-Тахрир» была пресечена в Узбекистане; в 1990-х она завоевала популярность сначала в Центральной Азии и в большей части Казахстана, а потом возникла в Кыргызстане, насчитывая приблизительно от 20 000 до 100 000 членов.

Кроме того, после этнических столкновений между киргизами и узбеками в южном Кыргызстане в 2010 году, «Хизб ут-Тахрир» проникла в северный Кыргызстан недалеко от границы с Казахстаном. Несмотря на то, что члены «Хизб ут-Тахрир» исповедуют ненасилие, некоторые из них были радикализированы через расширение контактов с Афганистаном, и часто сообщается, что они хранят оружие для «самообороны».

Прежде чем перейти к таким салафито-джихадистским группировкам боевиков, как ИДУ, многие исламисты сначала присоединяются к салафитским группировкам типа «Хизб ут-Тахрир». Поэтому они являются мостом для перехода к воинственности. Для вербовки новых членов и развертывания пропаганды «Хизб ут-Тахрир» начала использовать Интернет, делая упор на вербовку молодежи и женщин в Центральной Азии.

В то время как большинство жителей Центральной Азии не поддерживают «Хизб ут-Тахрир», они могут уважать некоторые из ее целей, такие как, например, противодействие внешней политике США и призыв к большему экономическому равенству. То же самое относится к ИДУ и другим группировкам боевиков. В то время как большинство людей в Центральной Азии не поддерживают ИДУ, они могут соглашаться с ее осуждением правительственной коррупции. Некоторые казахи могут также симпатизировать ярости группировки «Джунд аль-Халифат» по поводу нового закона о религии, но не соглашаться с использованием ею насилия для достижения своих целей. Подобным образом, уйгуры в Синьцзяне могут соглашаться с ИПТ в том, что Китай не в достаточной мере защищает их культурные, языковые и религиозные права в провинции, но не соглашаться с убийствами, которые совершает эта организация в отношении гражданского населения в лице китайцев-ханьцы.

Фактически, все центрально-азиатские боевики желают возвращения идеализированного исламского халифата, который, с точки зрения салафитов, существовал в седьмом веке, когда жил мусульманский пророк Мухаммед. На региональном уровне большинство, если не все центрально-азиатские группировки желают создать исламский халифат под названием Туркестан, который объединил бы все народы Центральной Азии под крышей одной исламской политической системы.

В 1990-х такие группировки боевиков, как ИДУ и предшественник ИПТ — ИДВТ, были, по крайней мере, частично националистическими повстанческими движениями с исламистской сущностью, но дело больше не обстоит таким образом. Сейчас это исламистские группировки боевиков с национальными, региональными и глобальными целями. ИДУ все еще хочет свергнуть правительство Каримова, а цель ИПТ — «освободить» Синьцзян от «коммунистических китайских угнетателей», но обе эти группировки также нацелены на международный джихад и стремятся «освободить» своих братьев в других землях.

Например, интернет-журнал ИПТ обсуждал борьбу уйгурских боевиков в Сирии и оказывал поддержку боевикам (предположительно, из группировки «Джабат аль-Нусра» и другим салафитам-джихадистам), чтобы свергнуть режим Асада. Это является вдвойне значимым для ИПТ, потому что два ее «ближайших врага» — Россия и Китай – являются самыми большими международными сторонниками режима Асада, как ИПТ обсуждала это в своем интернет- журнале.

Группировка «Джунд аль-Халифат» также имеет глобальные амбиции. Она следует другим центрально-азиатским джихадистским движениям в поддержке создания исламского халифата в Центральной Азии и более великого исламского мира. В 2011 году «Джунд аль-Халифат» заявила: «Это название [«Джунд аль-Халифат»] напоминает мусульманам об их долге возродить исламский халифат как систему. … Эта система управления основывается на шариате, который должен преобладать в каждой мусульманской стране от востока до запада… Мы верим, что регион Центральной Азии, в дополнение к исламскому Магрибу [Северная Африка] и Йемену, является кандидатом на то, чтобы в будущем стать центром для возвращения государства Халифата».

Новое поколение центрально-азиатских боевиков подвержено воздействию и имеет хорошие связи с «Талибаном» и «Аль-Каидой», с которыми они сражались бок о бок в Афганистане. Это поколение центрально-азиатских боевиков, которые сражались там против войск США и НАТО. После 2013 года они будут искать новое поле для деятельности — если не в Афганистане и Пакистане, то в Центральной Азии, а если не там, то в Кашмире, на Западе или в Африке.

Многие лидеры центрально-азиатских группировок боевиков тесно связаны с «Аль-Каидой» и перемещались внутри ее кругов руководства, как бывший лидер ИПТ Абдул Шакур аль-Туркистани (Abdul Shakur al-Turkistani), который был убит в конце 2012 года в результате удара беспилотника на племенных территориях Пакистана вместе с членами пакистанского «Талибана».

Наконец, «Аль-Каида» и «Талибан» играют решающую роль в финансировании и поддержке таких группировок, как ИДУ, «Джунд аль-Халифат» и ИПТ. Одним из ключевых способов, которым они делают это, является незаконный оборот наркотиков. ИДУ в северном Афганистане часто отвечает за переправку наркотиков из южного Афганистана в Центральную Азию и далее в Россию и Европу. В качестве примера, одним из основных лидеров ИДУ является Усман Гази (Usman Ghazi), заменивший Усмана Адиля (Osman Adil) в августе 2012 года после того, как тот был убит в результате удара беспилотника. Гази является бывшим контрабандистом наркотиков и оружия.

Другим способом финансирования этих группировок являются пожертвования из региона Персидского залива. По этой причине многие из публикаций ИПТ издаются на арабском языке. Как сообщалось, группировка «Джунд аль-Халифат» финансировалась салафитскими организациями, базирующимися в западном Казахстане.

Тремя наиболее вероятными областями в Центральной Азии, куда могут проникнуть исламистские боевики, являются:

• Ферганская долина

• Горно-Бадахшанская автономная область (ГБАО) и Раштская долина в Таджикистане

• Западный Казахстан

Многочисленные пограничные проблемы в Фергане, если они останутся не разрешенными, будут постоянным источником конфликта, который в будущем может перерасти в региональную войну. Существуют также опасения, что после 2013 года раздутый в военном отношении Узбекистан может применить военную силу для разрешения подобных конфликтов с Кыргызстаном, особенно если преемник президента Каримова будет более чем он, склонен к такому применению.

Горно-Бадахшанская автономная область, известная также как ГБАО, граничит с Бадахшанской провинцией Афганистана и в 2012 году была замечена в столкновениях между таджикским правительством и полевыми командирами. Длинная и плохо защищенная граница ГБАО с Афганистаном проходит через труднодоступную и труднопроходимую местность, которая позволяет контрабандистам, политическим и религиозным экстремистам и террористам перемещаться в Афганистан и обратно, и является проходом в регион для центрально-азиатских боевиков.

Раштская долина в центральном Таджикистане также является областью нестабильности и политических, религиозных и клановых войн. В конце 1990-х в одном из городов долины ИДУ создало недолго просуществовавшее исламское государство.

Западный Казахстан – это область, где Соединенные Штаты и другие страны Запада имеют важные нефтяные и энергетические интересы. Казахстанское новостное агентство «Тенгри» (Tengri) сообщало, что 90% из 8000 жителей провинции, которые являются мусульманами по вере, находятся, как считается, в возрасте от 13 до 30 лет, а 70% молодых людей находятся под влиянием салафизма. Группировка «Джунд аль-Халифат» вышла из западного Казахстана, который находится в менее чем 483-х километрах по морю от российского Северного Кавказа. Западный Казахстан является также регионом, где в 2011 году в городе Жанаозене имели место акции протеста со смертельным исходом. В 2012 году казахские силы безопасности были весьма успешны в уничтожении террористических ячеек в западном регионе.

Источник: Pro-kg.com

Понравилась статья? Поделитесь с друзьями:
  • Одноклассники
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook

2 Responses to Центрально-азиатские исламские группировки. (цели и задачи)

  1. Babady

    Заголовок неверный. Наверное, всё-таки, не исламские, а исламистские и террористические.

  2. Ku Klux Klan

    Какие-бы они не были в Центральноазиатских странах их с распростертыми руками не ждут!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>